Сегодня: г.

Когда снег растаял

Нет, не о весеннем времени идет речь. Просто становится уже обычным делом, когда Новый год на носу, а выпавший в достаточном количестве снег вдруг растает за одну ночь!

Какая тут охота может быть, когда под ногами грязь и небо прохудилось! — скажет случайный человек. А  охотник чертыхнется, затянет капюшон и пойдет себе по полям и лесам удачу искать. И, что интересно, бывает, и улыбнется ему счастье охотничье!
Разве что зайчика поищем возле села? — размышляем с Михаилом, идя по дороге от города.

— А что? Был же следок, пока не растаяло совсем — куда он уйдет, если не гонять!
— Похоже, кроме нас с тобой, никто в такую погоду не поедет.

Мишка со своим верным помощником Риком отправляется в загон по самой границе поля и заболоченной луговины, а я выбираю себе место возле лесопосадки, пересекающей поле под прямым углом. Здесь частенько уходит зайчишка, которому удается провести охотника, поднявшись в траве или на пахоте незамеченным. Мне прекрасно видно поле.

Около часа проходит в ожидании, и Мишкин голос звучит уже совсем близко. Пусто! Если б в каждом загоне зверь был, охотникам числа бы не было!

Решаем проверить несколько полевых… вот даже, как назвать, не знаю. Представьте — чистое поле, а на нем сплошные, непролазные заросли терновника, калины, шиповника и ежевики. Все это растет так плотно, что человеку туда пробраться совершенно невозможно. Но поскольку терн, калина и шиповник сохраняют ягоды довольно долго, такие дебри привлекают дроздов, сорок, соек, свиристелей и других птиц. Лисице добраться до ягод, пока нет снега, довольно проблематично, но когда сугробы поднимутся до ветвей, рыжей достанется витаминов без ограничения. Не все знают, что лисы обожают фрукты. Я сам был весьма удивлен, когда сделал для себя такое открытие. В нашей местности, да и в другой, вероятно, тоже встречаются отдельно стоящие яблони-дички. Плоды некоторых из них весьма вкусны. Так вот, в период созревания лисьи семьи набивают тропы под деревом. То же самое и с терном.

Наш метод охоты на терновниках прост: обходим с двух сторон, загонщик по ветру, стрелок — наоборот. Как ни странно, при всей своей осторожности лиса иногда решает полюбоваться на возмутителя спокойствия, и Мишке удавалось пару раз завершить охоту самому. Но так бывает редко, а обычно кумушка, не без помощи собак, вылетает на противоположный край.

Вот знаю, что нельзя открыто среди поля стоять! Когда снег, в белом халате куда еще ни шло, а так… Как ни осторожничай, а шаги слышно довольно далеко, и, побоявшись подшуметь, я остановился метрах в двадцати от кустарника. А тут слышу: зашуршало в кустах! То ли Рик уже выбирается, то ли еще кто. Но сердце уже застучало учащенно, а тут и морда рыжая на меня смотрит! Ружье само к плечу взлетело, да только стрелять уже некуда. А собака тут как тут, только по полю прибежала! И давай следы разбирать — видно, лисичка тут до нас натоптала. Заросли размером сто на семьдесят, и с другой стороны тоже охотник стоит. Куда ей теперь деться? Это только кажется, что некуда! Мишку она чует, меня видела, найдет место, где выскочить.

В текущем сезоне был случай, когда мы окружили полевое болотце гораздо меньшего размера вчетвером и зайчишке удалось уйти целым и невредимым.

 — Мишка, лиса! — ору я, не таясь.

На меня она уже не выскочит, и быстро перемещаюсь в сторону. Рик наконец ловит верхом теплый запах и отчаянно вламывается в кустарник. Несколько минут кружила лиса, не желая покидать убежище, но наш ягд очень настойчив, и вот рыжая молния летит над изумрудным ковром озимки! На дистанции в пятьдесят метров заряд «двоечки» очень эффективен!

— Ну вот, — подходит довольный Михаил, — и без снега справились! 

По прошествии нескольких дней снова выпадал снег и снова таял. Теперь мы вдвоем с Александром едем из города.

— Знаю точно, где русак есть! — делюсь с приятелем, — дважды проезжал и дважды в одном месте!
— Попробовать-то можно!

След оказался на ожидаемом месте. Даже сдвойка — туда и обратно. На траве еще как-то читается, а на поле — просто беда! Пришлось потратить около часа времени и сделать три круга, прежде чем удалось выйти к теплой еще лежке. Дальше Сашка отправляется по следу, а я пытаюсь угадать место, где наши пути пересекутся. В результате мне удается выйти на такое место, только уже поздно. Это я понимаю, когда напарник выходит ко мне, а незамеченный след, проходит в десяти метрах.

— Теперь я троплю, а ты подстраивайся, — Сашка молча кивает головой.

Трижды я терял след, где его практически не было. И трижды находил. А день-то совсем короткий! Правда, вывел меня заяц на место кормежки своего собрата. Это уже неплохо! Это еще один шанс, но я оставляю его без внимания и ухожу по гонному следу. В результате длинноухий проходит в двух сотнях метров от охотника, завершая огромный круг, и выходит на выкошенную луговину, где от следа нет даже признаков.

— Сань, тут еще один есть, может, попробуем?
— Сам смотри.
— Здесь недолго, — рассуждаю я, — получится — хорошо, а нет, так и нет!

Напрямую здесь совсем недалеко, и через десяток минут мы пытаемся разобрать следы кормежки. Сашкин дуплет гремит неожиданно, и результатов его мне не видно.

— Ну что, далеко было?
— Да первым — совсем близко, но промазал, а вторым — не пойму!

Крови на следу не видно, но прыжки совсем короткие, и не летит заяц прочь из болота, как это обычно бывает. Жестом призываю Сашку к вниманию, а сам продираюсь средь кустов и кочек. Нет!
Неспроста это он из кочкарника не выходит. Видно, крепко зацепил его заряд. Но крови по-прежнему нет, только отпечаток правой задней лапки какой-то нечеткий. С удивлением вижу, что следок пересекает наши следы минутной давности. Ага! Да он прямо перед нами ходит! Делаю отмашку Александру в направлении предполагаемого хода. Только бы не вышел на скошенное! Там снега нет вовсе, и подранок будет потерян наверняка. Но мысли материальны, и именно так и происходит. По направлению хода зайца озеро, где стоят несколько машин любителей подледного лова ротана, а недалеко круглое пятно нескошенной травы диаметром около тридцати метров.

— Саня, некуда ему больше деться! Там он! — горячо шепчу я напарнику.

А дальше все просто — Сашка зашел справа и стал прочесывать нескошенный участок, периодически показывая себе под ноги и многозначительно поднимая палец над головой. Русак выскочил на чистое в пятнадцати мерах от меня…

— Ну вот! А ты сомневался, — делюсь я радостью с другом.
— Трудовой! — говорит довольный Сашка.
— Нет, Саня! Трудовой удрал, этот халявный!

При какой погоде у охотников нет надежды на удачу? Я всегда говорю, что только тогда, когда они остались дома, сославшись на плохую погоду.

Источник: ohotniki.ru

© 2016, новости на сайте. Все права защищены.

 
Статья прочитана 2 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Мы уже вконтакте ! ! !

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

mamuka.chanturia@gmail.com