Сегодня: г.

Накопить на старость и жить в удовольствие

Накопить на старость и жить в удовольствие

Гражданин США зарабатывает свою государственную пенсию уже за 10 лет легального труда.

Первое мое знакомство с жизнью пенсионеров в США неожиданно состоялось после того, как я, собираясь в Америку, забронировала через Интернет комнату в частном доме. Большой трехэтажный американский терем в пятнадцати минутах езды на метро до центра Вашингтона оказался собственностью двух пенсионеров — Филиппа и Сьюзен. Им обоим за 70, но выглядят они моложе своих лет (особенно Сьюзи). В этом доме, как рассказали мне его хозяева, они проживают уже 30 лет. Он наполнен теплом их жизни и старинными вещами. Фил, например, иногда заводит столетней давности граммофон Эдисона, который, представьте, еще работает. В просторной прихожей стоит также допотопная американская машина для производства кукурузных хлопьев — это тоже для единого антуража. Как и допотопный радиоприемник, который Сьюзи купила лет сорок назад. Он, кстати, оказался вполне рабочим — они включили его музыкальную волну на День благодарения, который Америка отмечает уже 400 лет. И звучал он, по-моему, ничуть не хуже современных радиосистем.

По жизни Митчеллы занимались бизнесом — у них было несколько больших магазинов: торговали мебелью, мототехникой и пр. Когда подошла пенсия, продать бизнесы так и не удалось из-за плохой конъюнктуры в 2008—2009 годах, поэтому их пришлось просто закрыть. Дети четы Митчеллов выросли, и Сюзен с Филом оказались в большом доме одни — четверо сыновей, невестка (женат пока только один, в США молодые с этим не спешат), двое внуков гостят здесь чаще всего по большим праздникам.

Главная достопримечательность дома и гордость хозяев — их просторная кухня (метров 25), начиненная самой различной утварью, необходимой для варки, жарки и производства деликатесов, которыми славится среди друзей эта чета. Первенство здесь, безусловно и безоговорочно, отдается Сьюзи — она мастер по приготовлению самых изысканных блюд. Но ее супруг, Филипп, дает ей фору в десертах, рецепты для них он черпает из старинных записей еще своей бабушки, которая происходила, по его словам, из Восточной Европы. «Старой Чехословакии», — сказал Фил, показывая их мне с гордостью. (Среди прочего, я нашла там рецепт «Голубки», то есть голубцы, и «Калачки», то есть калачи.) Дом Митчеллов всегда открыт для множества друзей, Сьюзи также частенько готовит еду и относит ее тем, кто по состоянию здоровья уже не может сам себя обслужить. Так, кстати, поступают многие американцы-пенсионеры. Это здесь просто нормально.

У Митчеллов, кроме дома, в собственности немного земли вокруг, на которой возделана каждая былинка — цветы, кустарники и деревья обрамляют дом изумрудно-радужной брошью. Две больших веранды с удобными креслами и диванами, по которым время от времени скачут шустрые серые белки, объедая Сьюзины деревья и цветы в кадках, когда некому их отогнать.

Кроме увлечения старинными вещами и мототехникой, Филипп является завсегдатаем небольшого «Клуба джентльменов» — четыре раза в год мужчины собираются пообедать вместе в каком-нибудь приятном местном ресторане или кафе для обсуждения самых различных тем. У Сьюзи тоже есть свое хобби — много лет назад она основала здесь книжный «Круг читающих друзей». Началось все с того, что она пригласила к себе домой на обед нескольких приятельниц, и они стали обсуждать тогдашние беллетристические новинки. Молва об этих «заседаниях» пошла по вашингтонской округе, многие заинтересовались. Такие «посиделки» проходят вот уже почти четверть века. Суть их в том, что женщины (в клубе число участниц колеблется от десяти до двадцати и выше в разное время) заранее договариваются прочитать определенную книгу, а потом собираются и обсуждают ее за чашкой чая — по очереди у каждой из участниц. Следующее заседание состоится шестого декабря сего года, будет обсуждаться книга Элизабет Страут «Все возможно». (Автор этой статьи тоже приглашена.)

У Митчеллов — одна машина на двоих, у Фила еще и небольшая коллекция мотоциклов — всего три. Пенсионеры время от времени путешествуют. «Обычно — по стране, в Канаду, в прошлом году ездили в Испанию», — рассказывает Сьюзи. Они могут себе это позволить — кроме накопленной за время работы пенсии (не стали вдаваться в подробности), получают еще и ежемесячную государственную (social security). Филипп — 2100 долларов, Сьюзи — 1200. На двоих выходит 3300. Еще раз отмечу — это вдобавок к их накопленной пенсии. На мой нескромный вопрос, сколько в месяц они получают из своих личных пенсионных накоплений, Сьюзи ответила: «Можем взять, сколько хотим, но рассчитываем свои траты». Фил уточнил: «Нам хватает денег из социальной пенсии, поэтому свои накопления пока не трогаем, или очень редко». (От других американских пенсионеров мне известно, что пенсия в США может составлять, включая социальную помощь, 3500 и даже 4000 долларов. Речь идет, конечно, не о бывших высокопоставленных чиновниках, а о среднем классе.)

Но, кроме этого, пенсионеры Митчеллы имеют еще и сегодня свой бизнес: они совершенно легально и официально сдают часть своего дома и платят за это налоги. Это еще одна неплохая прибавка к пенсии и государственной социальной помощи. Кстати, ежегодный налог на дом для них составляет 50%, как и проезд на городском транспорте. Фил уточнил: скидка на налог на дом дается тем, кому больше 65 лет и у кого годовой доход меньше 125 тысяч долларов. Визиты к врачам им обеспечивает государственная система Mеdicare вместе с соответствующей страховкой. Однако, как сказал Филипп, им все же приходится ежемесячно доплачивать (каждому) по 80 долларов за Medicare и по 300 — за другую медицинскую страховку. И при этом бывает, что все равно они не покрывают все расходы на врачей и лекарства.

Все ли американские пенсионеры живут так, как Филипп и Сьюзен? Нет, говорят они, не все. И относят себя к середнякам.

А теперь от частного к общему. В среднем американские женщины выходят на пенсию в 65 лет, мужчины — в 67. Хотя возраст выхода на пенсию довольно гибкий. Для тех, кто родился до 1937 года включительно, пенсионный возраст начинается в 65 лет, рожденным позже он постепенно увеличивается. Граждане 1955 года рождения и моложе могут выйти на пенсию, достигнув 66 лет 2 месяцев. Можно также оформить пенсию и досрочно — с 62 лет. Но тогда государственная пенсия составит только 70% от начисленной, и эта сумма будет сохраняться на всю оставшуюся жизнь.

Как утверждают американские специалисты, работая легально и отчисляя деньги в государственный бюджет на пенсионный фонд, житель США зарабатывает свою пенсию уже за 10 лет. За год легальной работы начисляется четыре так называемых поинта. Чтобы заработать государственную пенсию в США, необходимо накопить 40 поинтов — то есть отработать хотя бы десять лет.

В США также разработана программа для малоимущих (а вообще программ помощи — сотни). Она включается тогда, когда начисленная государством пенсионная сумма ниже, чем прожиточный минимум. Тогда такому пенсионеру дополнительно доплачивается определенная сумма, чтобы достичь прожиточного минимума. В каждом штате он свой — в Калифорнии, к примеру, этот минимум составляет 980 долларов в месяц. Еще одна программа для малоимущих пенсионеров позволяет получить ваучер для оплаты аренды жилья в специально предусмотренных комплексах — всего 25-30% от общего дохода пенсионера.

Минимальная государственная (социальная) пенсия на одного гражданина составляет в США 800 долларов. То есть самая меньшая государственная пенсия в США для подавляющего большинства граждан России (особенно для ее глубинки) — недосягаемая роскошь ни в ближайшем, ни в отдаленном обозримом будущем. Не говоря уже о максимальном уровне американской пенсии. А в среднем по всем Штатам она составляет 1200-1300 долларов. Больше всего в Америке государство ценит труд военных, полицейских, пожарных, учителей, чиновников — именно они получают самые высокие государственные пенсии.

Однако, как я уже упоминала, кроме социальной, у большинства американцев есть дополнительно накопленные пенсии. Каждый работник отчисляет определенную часть зарплаты в частный пенсионный фонд, которая не облагается налогами. Чтобы мотивировать людей, компания добавляет свою часть денег (обычно 10-15%, самые успешные фирмы — даже до 50% от суммы вложения работника). Зачастую такие ежемесячные выплаты с наступлением пенсионного возраста превышают государственную пенсию. (Я знаю американку сербского происхождения, проработавшую в США всю жизнь уборщицей, и сейчас у нее совокупная государственная и накопленная пенсия составляет четыре тысячи долларов в месяц. Акцентирую: она — уборщица.)

Жизнь в Америке, по нашим российским зарплатам и особенно позорным пенсиям в 150-250 долларов у подавляющего большинства населения, конечно, кажется непомерно дорогой. Однако американские пенсионеры, даже ниже среднего уровня моей знакомой четы Митчеллов, живут вполне достойно. Многие из них, выйдя на пенсию, обретают второе дыхание — живут в свое удовольствие, занимаясь любимыми хобби или путешествуя по миру. Глядя на них, становится до слез обидно за наших рядовых, но ничем не хуже американских, бабушек и дедушек. Ведь не говоря уже о США, но даже в таких бедных государствах, как Сербия или Португалия, пенсии выше, чем в нашей стране с нефтью-газом-алмазами и прочими многомиллиардными богатствами. Страна, упорно претендуя на роль мирового игрока, не в состоянии обеспечить даже своим собственным гражданам достойный уровень жизни. Грустно.

 

Источник

© 2017, новости на сайте. Все права защищены.

 
Статья прочитана 11 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Мы уже вконтакте ! ! !

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

mamuka.chanturia@gmail.com