Сегодня: г.

Путин видит в диаспоре проводника интересов Кремля

Российский президент выступил в четверг на проходящем в Москве V Конгрессе зарубежных соотечественников. Его 20-минутная речь не содержала сенсаций, но сам факт участия в этом мероприятии Владимира Путина говорит о многом.

По мнению экспертов, Кремль проявляет заинтересованность не в репатриации русских и русскоговорящих, а в приобретении в их лице инструмента внешнего влияния, причем надежды такого рода последнее время усилились.

Велика ли диаспора?

В справочной литературе и СМИ широко фигурирует цифра: 30 млн русских за пределами России.

В 2008 году ее озвучил директор Института демографических исследований Игорь Белобородов, правда, уточнив, что, кроме этнических русских, «существуют еще и потомки от смешанных браков, и представители других коренных национальностей России».

Позднее о 30 млн говорили бывший директор департамента по работе с соотечественниками за рубежом МИД России Александр Чепурин и замглавы международного комитета Госдумы Андрей Климов.

Если так, то русская диаспора занимает в мире третье место по численности после китайской и индийской.

По имеющимся данным, 1,16 млн россиян покинули отечество в результате большевицкого переворота и гражданской войны, более полутора миллионов в ходе Второй мировой войны, 576 тысяч в 1966-1991 годах, около 4 млн в 1990-е, примерно полмиллиона за последние пять лет.

Вместе с тем, многие эксперты находят такую оценку завышенной.

«Досконально установить цифру невозможно, «вилка» простирается от 20 до 30 миллионов», — сказал Русской службе Би-би-си директор Института социальных технологий Владимир Соколов.

Русские и русскоязычные

По сведениям Конгресса соотечественников , свободно владеют русским языком 26,4 млн человек в бывших республиках СССР и 7,4 млн человек в остальном мире.

17-е издание авторитетного американского справочника «Языки мира», вышедшее в 2014 году, говорит о 167 млн носителей русского языка, из них 137 млн в России и 30 млн за ее пределами.

Известно, однако, что во многих странах «русскими» называют всех, говорящих по-русски и имеющих корни на территории бывшего СССР. В связи с этим специалисты полагают более корректным говорить не о «русской», а о «русскоязычной» диаспоре.

Самая крупная община выходцев из бывшего СССР — 3,7 млн человек — живет в Германии. Большинство этих людей не русские, а бывшие советские и российские немцы, при этом многие из них по-немецки говорят хуже, чем по-русски.

Еще сложнее обстоит дело с самоидентификацией, а ведь именно она имеет политическое значение.

Живущий во Франции потомок эмигрантов первой волны может считать себя русским, а сын эмигрантов 1980-х годов, вывезенный из Москвы в двухлетнем возрасте — французом, со всеми вытекающими последствиями.

«Соотечественниками можно признавать людей, которые связаны с исторической родиной не только языком, но и другими скрепами, прежде всего, отношением к русской культуре и выраженным интересом к России», — указывает Владимир Соколов.

«Знание языка не означает, что человек ассоциирует себя с данным обществом, тем более — государством», — заметил завсектором Института социологии РАН Владимир Мукомель.

Любовь на расстоянии

Владимир Путин ясно дал понять, чего в первую очередь ждет от зарубежных соотечественников — поддержки внешнеполитических акций Москвы и распространения «правды о России» в своих странах.

Президент лишь мельком упомянул о существовании программы репатриации соотечественников, не обещав новых льгот, зато подробно говорил о российских культурных центрах, школах и СМИ в других странах, поездках представителей диаспоры в Россию, спортивных соревнованиях и конкурсах.

Посыл очевиден: любите Россию, почаще приезжайте, но возвращайтесь обратно, вы нужны там, а не здесь.

Наблюдатели давно отмечают, что Кремль на самом деле не слишком заинтересован в хлопотной и расходной репатриации, а больше стремится использовать диаспору в качестве проводинка своих интересов — причем, в отличие от 1990-х годов, не только в ближнем, но и в дальнем зарубежье.

«То, о чем говорил президент, достойно развития и поощрения, но меня чрезвычайно удивляет то, до какой степени в российской политике по отношению к соотечественникам ослаблена гуманитарная составляющая», — говорит Владимир Соколов.

«Мы легко даем гражданство актерам и боксерам и подвергаем бюрократическим мытарствам людей, которые не являются знаменитостями, зато искренне любят Россию и надеются на нее. Такое равнодушие вредит имиджу страны и отнюдь не помогает формированию «Русского мира», — считает эксперт.

«Сталкиваются две позиции, — говорит Владимир Мукомель. — Одна, что надо возвращать соотечественников, это наши умы и руки, наш потенциал. Другая, что они, находясь за рубежом, являются нашей силой, и надо не поощрять репатриацию, а интенсифицировать общение между Россией и диаспорой».

«Новые патриоты»

Эмигранты советского периода могли любить русский язык и культуру и скучать по родным березам, но к покинутому ими государству относились резко отрицательно и не желали иметь с ним ничего общего.

Живущий в США российский политолог Николай Злобин отмечает, что тамошняя русская диаспора — единственная, не лоббирующая в Америке в пользу официального курса властей исторической родины.

Однако последнее время социологи говорят о новой тенденции: немало живущих на Западе россиян поддерживают Владимира Путина.

«Это действительно так, — говорит Владимир Соколов. — Об этом, в частности, свидетельствуют недавно полученные нами данные французского исследовательского центра Дюпона».

«Правда, надо сделать два уточнения, — добавил он. — Во-первых, поддержка касается не внутрироссийских порядков, а внешней политики. В ментальности среднего россиянина важнейшее место занимает понятие державного величия. Можно сказать, что имперское мышление свойственно народу больше, чем правительству. Естественно, многие увезли эту психологию с собой».

«Во-вторых, дети эмигрантов в возрасте до 25 лет в основном разделяют западное отношение к Путину. Гордость за «вставание с колен» свойственна тем, кто жил в России и уехал в сознательном возрасте».

«СССР могли покидать немногие, и главным образом по политическим мотивам. Теперь первостепенное значение приобрели экономические причины», — заметил Владимир Мукомель.

Уехав за лучшей жизнью и столкнувшись с проблемами, непониманием, необходимостью с трудом пробиваться и приспосабливаться к обычаям, кажущимся им странными, часть эмигрантов новой волны становятся в позу: мы, вообще-то, не погорельцы, у нас, между прочим, есть родина, да такая, что всех еще заставит с собой считаться!

Русскоязычная диаспора — не готовый инструмент влияния, но потенциальный резервуар, и надежды на нее Кремля не беспочвенны, считают аналитики.

Чем гордиться?

Выступая накануне перед делегатами Конгресса соотечественников, российский министр культуры Владимир Мединский покритиковал русских националистов, устроивших 4 ноября демонстрацию в Люблино.

«Настоящий русский марш — это когда Суворов через Альпы, это когда казаки-первопроходцы на Сибирь, на Дальний Восток и на Крайний Север. В крайнем случае, если уж припрет совсем, то это когда Жуков и Рокоссовский — на Берлин», — заявил он.

Все хорошо, но почему не полет Гагарина, не дягилевские сезоны, не Нобелевские премии по физике и литературе, не спортивные рекорды?

Отчего россияне так сконцентрированы на военной силе и территориальном расширении?

«Я считаю себя патриотом и полагаю, что надо гордиться воинскими победами наряду с наукой и культурой, но именно «наряду». Министр представил очень однобокое понимание гордости русского человека», — комментирует это заявление Мединского директор Института социальных технологий Владимир Соколов.

Артем Кречетников

Источник: bbc.com

© 2015, новости на сайте. Все права защищены.

 
Статья прочитана раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Мы уже вконтакте ! ! !

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

mamuka.chanturia@gmail.com