Сегодня: г.

Турецкий разбор полетов

Насколько критична ситуация с нарушением турецкого воздушного пространства российской авиацией.

Позиция Турции в целом понятна: Анкара предполагает, что с включением России, наконец, этот «гордиев узел» будет развязан — и при дележе пирога можно будет что-то получить. При этом с американцами до конца Анкара также ссориться не собирается.

За последние дни Турция дважды обвинила Россию в нарушении своего воздушного пространства. Дошло до вручения ноты протеста послу РФ.

Анкара явно начала раздувать инцидент — хотя турецкая граница находится рядом с зоной боевых действий российской авиации, и версия Минобороны России о случайном «попадании» не лишена оснований.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что не верит в случайность произошедшего и отметил, что альянс остается «твердо привержен безопасности Турции».

Насколько критична ситуация, ухудшатся ли российско-турецкие отношения и какую игру будет вести Анкара, находясь между Россией и США, — об этом и многом другом КАВПОЛИТу рассказал заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Иван Коновалов.

— Турция дважды обвинила Россию в нарушении своего воздушного пространства. Первый случай Россия признала, второй пока нет. Как вы думаете, в первом случае РФ действительно случайно нарушила турецкое воздушное пространство из-за погоды, сбитой навигации?

— У меня нет никаких сомнений, что это было случайно. Во-первых, Министерство обороны России, которое руководит операцией в Сирии, просчитывало эти варианты. И турецкая граница находится близко с зоной боевых действий, где действуют самолеты.

Наверняка предполагалось, что такое может произойти, это неизбежно. Ни один подобный конфликт, когда боевые действия идут в приграничье, не проходил без подобных инцидентов. Всегда самолеты могли оказаться на другой территории.

Поэтому то, что этому инциденту было придано такое значение, — понятно. Во-первых, это проверка на прочность России: насколько она готова дипломатически защищаться, дипломатически прикрывать свои военные меры. Потому что Запад и отличается юридической казуистикой, когда разрабатывается масса способов скомпрометировать проводимую операцию. На Западе это умеют очень хорошо делать, а Турция — страна НАТО.

Что касается второго самолета: сложно ответить на этот вопрос. Подтвердим, тогда будет понятно. Это может быть еще одна попытка проверить Россию со стороны НАТО через Турцию.

— В чем разница между самолетом Су-30, фигурировавшем в первом случае, и МиГ-29?

— Су-30 более тяжелый, более современный самолет. То есть этот самолет, скажем, более опасный противник. Миг-29 тоже прекрасная машина. Но, во-первых, это уже довольно старая машина, во-вторых, гораздо легче. То есть в принципе предназначение у них одно. Если их разделять, то Су-30 — тяжелый истребитель, а Миг-29 — легкий истребитель.

А так у них назначение одно: прежде всего они должны вести воздушные бои. То есть — в отличие от той российской авиации, которая сейчас задействована на сирийском театре военных действий, — это штурмовая авиация.

Су-25 — штурмовики, Су-24 и Су-34 — фронтовые бомбардировщики. Это самолеты, которые предназначены прежде всего для боевых действий по земле, для поддержки пехоты, сирийской армии, уничтожения противника на земле.

А Су-30 и Миг-29 прежде всего предназначены для ведения боевых действий в воздухе, против воздушного противника, против таких же самолетов. Хотя это достаточно универсальные машины, они могут отрабатывать и по земле. Но все-таки главное — это воздушный бой.

— Но в заявленном списке техники на российской военной базе МиГ-29 не значится…

— В этой ситуации всегда надо ждать подтверждения с российской стороны. Ситуация настолько запутанная, а может, им показалось, что это был Миг-29, может, это не был Миг-29.

Возникает вопрос: а какая, собственно, необходимость в появлении новых истребителей? Там есть четыре Су-30, прекрасные, отличные машины. Есть мощнейшие зенитно-ракетные комплексы… И основная задача — не воевать в воздухе, никто не собирается этого делать.

Соответственно, нам нужно больше самолетов, которые будут работать по земле — штурмовики и фронтовые бомбардировщики. И поэтому вопрос появления Миг-29 вызывает у меня сомнения. Произойти может все, что угодно, но все-таки надо знать официальную позицию России и Минобороны.

Я бы хотел еще один момент отметить. В свое время, когда началась истерика по поводу того, что создается наша база в Латакии, они заявляли, что помимо штурмовиков почему-то должны появиться Миг-31. Это тоже был странный такой информационный вброс.

Миг-31 — это самолет-перехватчик. Его задача — быстро взлетать и перехватывать авиацию противника, то есть не воевать с теми, кто на земле. Тогда возник вопрос: а зачем нам это надо?

Зачем нужны истребители — понятно: они прикрывают на всякий случай базу и зенитно-ракетный комплекс. Но основная задача у группировки-то — уничтожать противника на земле, его инфраструктуру и живую силу.

И тогда вброс про МиГ-31 не подтвердился, они не появились. А теперь вокруг МиГ-29 складывается конспирология какая-то.

— На ваш экспертный взгляд, версия с Миг-29 может быть как-то связана с тем, что американцы сейчас тоже создают новый фронт в Сирии, и этот фронт может быть угрозой для нашей авиации?

— Я бы не сказал, что новый фронт американцев может быть нам угрозой. Он может представлять угрозу для нашей авиации только в том случае, если американцы откажутся от признания того, что российская авиация сейчас сражается против ИГ, т.е. против общего противника. Пока американцы от этого не отказались, они считают, что мы, конечно, делаем все неправильно, но основную нашу цель они не критикуют.

Так что в этом смысле эти два фронта не могут представлять друг для друга опасность по той простой причине, что у общего противника авиации нет. Ну за исключением там старых МиГов, у них, кажется, есть два-три. Исламисты пытались их использовать, но один из них сбили, и больше они их уже не трогают, потому что понимают: взлет — и им сразу конец.

Поэтому понятно, что в воздухе действует только авиация двух коалиций: с одной стороны российско-сирийская, а с другой стороны американская, французская и Саудовской Аравии, плюс у них есть вспомогательная авиация из стран Персидского залива. Так что все прекрасно понимают, кто действует в воздухе. Мы не враги, но мы еще не союзники.

Возвращаясь же к вопросу с двумя российскими самолетами в турецком воздушном пространстве — остается вопрос: зачем так было все раздувать? Повторюсь: если брать первый случай, это совершенно обычная история для такой ситуации.

Я бы хотел отметить, что американская авиация, саудовская, турецкая, французская — все они действуют в небе Сирии незаконно, они не получили на это ни резолюции ООН, ни согласия сирийского правительства (в отличие от российской авиации, которая действует по официальному запросу сирийского правительства).

Они там вообще все незаконно летают. И на этом фоне предъявление России каких-то претензий из-за самолета, который случайно залетел в турецкое небо, просто смехотворно.

— После первого нарушения МИД Турции официально дал более-менее сдержанную реакцию, но в тот же день его глава обсудил инцидент с генсеком НАТО, который отметил, что не верит в случайность. И на этом фоне стало известно, что НАТО может продлить свои системы ПВО в Турции на 2016 год. Как вы думаете, альянс всерьез боится агрессии России?

— Конечно, нет. Все прекрасно понимают, где противник. Боятся другого. Сейчас происходит совершенно очевидная вещь: сирийская армия во главе с главнокомандующим Башаром Асадом выдержала страшное давление — 4,5 года войны — и устояла.

Теперь появилась российская авиация, которая с успехом бьет боевиков, и баланс сил изменился. Турция, которая стремилась к созданию анклава на севере Сирии, и Саудовская Аравия, которая стремилась к тому же на юге Сирии, понимают, что теперь у них нет таких шансов.

То есть их шансы на реализацию своего политического расклада в регионе становятся все меньше и меньше. Естественно, надо использовать какие-то инструменты давления на Россию. А как можно действовать? Будем говорить простыми словами — поймать Россию на чем-то и обвинить.

Так что два инцидента с российскими самолетами в условиях того, что ведутся активные боевые действия, не стоят и выеденного яйца, но надо же что-то раздуть. Потому что вся Европа уже рукоплещет успехам российской авиации, все говорят — «вот наконец нашлись те, кто действует, как мужчины, а не целый год бессмысленно летают и стреляют непонятно зачем».

Зачем это делали американцы — очевидно. И очевидно, зачем турки. Турки с успехом любят бомбить курдов. А американцы изображали деятельность, но теперь, когда мир видит, что Россия отлично разгоняет боевиков и громит их инфраструктуру, они тоже должны что-то сделать. Но что?

Либо обвинить Россию в чем угодно и попытаться дипломатически — через ООН или любыми другими методами — свернуть российскую операцию, либо самим начать действовать по-настоящему. Что как раз и произошло.

Обаме пришлось заявить, что они наконец-то начинают войну. То есть год прошел, они летали-летали, а теперь вдруг объявляют настоящую войну ИГ. Турции, Саудовской Аравии тоже нужно в этих условиях что-то делать.

Надана Фридрихсон

Источник: kavpolit.com

© 2015, новости на сайте. Все права защищены.

 
Статья прочитана 1 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Мы уже вконтакте ! ! !

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

mamuka.chanturia@gmail.com