Сегодня: г.

У россиян нет единого мнения насчет Сирии

Украина в прошлом. Теперь все внимание приковано к Сирии. Последние десять дней все российские телеканалы в едином порыве обратили объективы камер на первую военную кампанию страны за пределами постсоветского пространства. После полутора лет прославления борющихся с «киевской хунтой» героев Донбасса выпуски новостей пестрят подвигами российской авиации в борьбе с террористами Исламского государства. Башара Асада представляют верным союзником России, против которого действуют враждебные Москве силы (суннитские страны, Турция, Запад). Об обстрелах сирийской армией мирного населения не говорится ни слова. 

Официальный представитель РПЦ Всеволод Чаплин также поддержал операции: «Это борьба, связанная с нашим долгом по защите людей, страдающих от террористической угрозы. Россия всегда этот долг чувствовала и всегда стремилась к тому, чтобы содействовать установлению справедливого мира в самых разных регионах планеты. И для нашей страны это, конечно, нравственная, священная обязанность, которая очень укоренена в менталитете нашего народа». Президент Путин в свою очередь заявил в среду, что удовлетворен ходом операции, а российские суда открыли огонь по позициям Исламского государства крылатыми ракетами из Каспийского моря. Россия делает это впервые, что должно послужить подтверждением военной мощи страны. 

Пока что население страны не проявляет при виде этой демонстрации силы того же энтузиазма, что при аннексии Крыма в марте 2014 года. Культурные и исторические связи с Сирией едва ли сравнимы с теми, что объединяют Россию с Украиной. Если верить недавнему опросу Левада-центра, 84% не следят за событиями в Сирии, 69% против военного вмешательства, а 39% не поддерживают ни один из лагерей. 

Тяжелые потери во время войны в Афганистане и двух Чеченских кампаний до сих пор стоят поперек горла многим гражданам страны. Операция в Сирии началась не лучшим образом, потому что в середине сентября десятки российских военных сообщили, что их направляют в Сирию, хотя в Москве в тот момент еще отрицали перспективу вмешательства. Как бы то ни было, информация просочилась даже за пределы независимых изданий. 

При общении с людьми у входа в московский супермаркет некоторые говорят, что вообще не интересуются вмешательством в Сирии. «Сирия очень далеко от нас, — говорит Ирина Власова. — Путин лучше бы занялся экономикой. Цены растут, все боятся потерять работу, а Путин предпочитает играть в солдатиков…» «Вы не правы, — возражает ей явно возмущенная пожилая женщина. — Нужно поддерживать президента, который умеет стукнуть кулаком по столу, когда это нужно, и добиться уважения американцев!»

Алексей Левинсон из Левада-центра полагает, что относительно безразличие россиян объясняется тем, что они «еще не ухватили сути конфликта. Российское общество безынициативно и идет на поводу у заявлений Владимира Путина, которые определят дальнейший курс СМИ». 

Мусульмане, на которых приходится 14% населения России, воспринимают сирийскую авантюру совершенно иначе. Хотя официальный ислам в лице муфтия Равиля Гайнутдина поддерживает кампанию, подавляющее большинство из 20 миллионов российских мусульман — сунниты, тогда как Россия установила союзнические связи с ближневосточными шиитскими режимами. Прозвучавший в среду от десятков саудовских имамом призыв к джихаду против России посеял сомнения во многих умах. «От рук Кремля уже погибло множество чеченцев и афганцев, — говорит студент с Кавказа Рустем. — Сейчас пришел черед сирийцев? Я бы предпочел, чтобы моя страна не совершала тех же преступлений, что и США». 

Как полагает влиятельный мусульманский философ Гейдар Джемаль, Путин встал на колени перед Западом, а вмешательство — услуга, которую он оказывает, чтобы вернуться в сообщество сильных мира сего.

Недовольством мусульман могут воспользоваться экстремисты, отмечает специалист по Кавказу Алексей Малашенко: «Почти 100 000 российских мусульман считают ИГ достойной организацией, которая отстаивает права мусульман». От 2 500 до 4 000 российских мусульман сражаются в Сирии против сил Башара Асада. Их потенциальное возвращение в Россию уже рассматривается Кремлем как один из главных рисков для безопасности.

Эмманюэль Гринспан

Источник: inosmi.ru

© 2015, новости на сайте. Все права защищены.

 
Статья прочитана 1 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Мы уже вконтакте ! ! !

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

mamuka.chanturia@gmail.com